Реклама

Полистать газету «Караван+Я»

Полистать журнал «Бизнес территория»

Оскорбление памяти. За что ржевским поисковикам заломали руки и надели наручники

10.02.2016
Оскорбление памяти. За что ржевским поисковикам заломали руки и надели наручники

26 января в Ржевском районе, в поселке Ильченко, было взломано помещение, где хранились останки 780 солдат Великой Отечественной войны. Неизвестные уже погрузили гробы в машину, когда на место подоспели отец и сын Виктор и Александр Морозовы – поисковики из отряда «Память», которым принадлежит помещение. Им скрутили руки и надели наручники «за воспрепятствование исполнению судебного решения». Какого решения, люди в черной форме поисковикам не объяснили и документы не предоставили

 

Сломали замок и украли гробы

Произошедшее – это результат конфликта главы Ржевского района Валерия Румянцева и семейного поискового отряда «Память».

Морозовы живут в деревне Погорелки, ухаживают за местным мемориалом и поднимают останки солдат. Из 780 останков, найденных в 2014–2015 годах в районе деревни Погорелки сельского поселения  Чертолино, удалось установить имена около 100 бойцов по архивным данным О.Б.Д-Мемориал. Все они числятся как перезахороненные из первичных захоронений в 50-е годы на местном мемориале в деревне Погорелки, и было бы логичным предать их земле там. Однако глава района Валерий Румянцев настаивает, чтобы это было сделано на Ржевском мемориальном комплексе, несмотря на многочисленные просьбы родственников о проведении захоронения в Погорелках:

– Как близкие родственники, мы против того, чтоб останки перевозились в Ржев… Если делать перезахоронение, то только там, где они погибли, то есть в деревне Погорелки, – говорит внучка Михаила Хайдукова, уроженца Нижегородской (Горьковской)  области, погибшего на ржевской земле. – Мы в шоке от властей Ржевского района… У них есть совесть и крест на шее? Пусть районное руководство лучше выразит благодарность семье поисковиков Морозовых. Это герои, которых надо награждать. Надеемся, что власти примут адекватное решение и мы не будем менять маршрут к праху нашего дорогого деда, что он будет лежать вместе с его однополчанами там, где погиб и пролежал 73 года.

Аналогичную ситуацию «Караван» описывал в 2013 году, но тогда в результате общественного давления глава района все-таки дал разрешение на захоронение останков советских воинов в деревне Погорелки ( «Я – где корни слепые ищут корма во тьме», N№ 36 от 11.09.2013). В этот раз он уперся намертво, и Ржевская прокуратура подала в суд на администрацию и военно-патриотический центр «Подвиг», в который входит отряд Морозовых «Память». Суд обязал организацию «Подвиг» передать останки муниципальным органам власти, а те должны похоронить бойцов. Однако главный вопрос – где это сделать – остался за рамками судебного процесса.

– Помещение, которое взломали, принадлежит нам, – говорит Наталья Морозова и показывает копию документа купли-продажи. – Останки мы хранили в гробах, купленных на деньги неравнодушных людей. У администрации так и не нашлось денег на эти цели.  Причем  12 гробов стояли пустые и никакого отношения к данному конфликту не имели, но, несмотря на это, были вывезены без всяких на то оснований. Но самое трагичное и циничное произошло с останками наших воинов, которые были приготовлены для передачи родным для захоронения на малой родине. Это были солдаты с Приморского края, Воронежской области, Краснодарского края. Теперь их судьба нам неизвестна. Когда гробы вывозили, никаких актов передачи останков составлено не было. На просьбу предоставить документы, на основании которых все это делалось, нам ответили в грубой, некорректной форме. Мне показали какую-то бумагу издалека, но ознакомиться не дали…

– Наталья, Ржевский суд в своем решении сослался на постановление депутатов от 23 июня 2011 года, где говорилось: «захоронения непогребенных останков советских воинов, погибших в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов на территории Ржевского района и поднятых поисковых отрядами, проводятся на мемориальном кладбище советским воинам города Ржева». Значит, все-таки солдат нужно хоронить именно там?

– Здесь речь идет о не погребенных воинах. А найденные нами бойцы уже числятся похороненными в братской могиле в деревне Погорелки, родные знают об этом, поэтому и просят оставить солдат там, где они погибли. В 2014 году в Погорелках прямо напротив мемориала проводили замену водопровода и наткнулись на яму, где лежали останки 73 наших воинов. Какой смысл увозить их в Ржев?  Мы хотим одного – чтобы родные и близкие погибших солдат приезжали не просто к холодным камням, но и могли поклониться праху их прадедов, дедов, отцов…

Валерий Румянцев в ответах и управлению президента РФ, и в Министерство обороны пишет, что «территориально расширить  братское захоронение нельзя без выкупа у собственников расположенных рядом земельных  участков». Однако благодаря родственникам и неравнодушным людям удалось выкупить соседний с воинским захоронением участок – настолько было велико их желание похоронить солдат там, где они погибли.

– Но все же решать, где будут покоиться солдаты, по закону должна администрация?

– По закону – да, но и родственники имеют право на свое желание, именно для них в первую очередь и проводится поисковая работа. Это тот самый случай, когда, как сказал наш президент, «надо думать не только головой, но и сердцем».

– А если бы вам представились как положено и показали документы, вы бы отдали останки?

– Мы в судебном заседании были как третьи лица и передавать останки администрации Ржевского района суд обязал тверское объединение «Подвиг», а не нас. Поэтому  зачем же надо было ломать дверь и красть гробы? Именно красть, поскольку гробы куплены за наши деньги и деньги родственников погибших.

 

Наручники и 1000 рублей штрафа

Морозовы написали заявление в полицию. Вот свидетельство 57-летнего поисковика Виктора:

– Домой прибежал сын (ему 15 лет, учится в школе в деревне Ильченко) и сказал, что из нашего помещения неизвестные люди выносят и грузят на машину останки советских воинов.

Мы со старшим сыном Александром побежали выяснять. За 20-30 метров до здания  к нам подошли люди в черной одежде и стали препятствовать проходу в помещение, которое вообще-то принадлежит нам. К ним на помощь подошли еще два человека, судя по одежде, это были сотрудники полиции. Никаких служебных удостоверений они не предъявляли, но, заломив нам руки назад, надели наручники. На все просьбы разрешить хотя бы застегнуть рубаху и куртку ответили отказом, несмотря даже на то, что я был после операции и сообщил об этом.

На мой вопрос: «В чем наша вина?» – последовал ответ: «Вы препятствуете исполнению судебного решения». Препятствовать мы никаким образом не могли, поскольку останки уже были погружены в машину и она готовилась к отъезду.

Мы попросили предъявить документы, удостоверяющие личность данных лиц и документы, на основании которых происходит изъятие останков. А также задали вопрос, на каком основании они осуществили проникновение в помещение, взломав двери. Но и в этом нам было отказано в грубой форме.

Нас силой запихали по разным машинам и повезли, не говоря ни слова, как потом выяснилось, в Ржев в здание суда. В комнате судебных приставов мы пробыли более часа, нас никто не опрашивал, никакие документы для ознакомления не предоставлял. Примерно через 30-40 минут стали составлять протокол об административных правонарушениях. Потом силком затолкали в машину и отвезли в здание мировых судей.

Судья зачитал протокол и вынес решение о взыскании с нас штрафа в размере 1000 рублей с каждого. Никакие документы мы не видели и не подписывали».

 

Сталин как лакмусовая бумажка патриотизма

Виктор Морозов родом из деревни Якимово и о том, что здесь творилось, знает по рассказам бабушки. У нее было восемь детей, и шестерых из них забрала война. Бабушка завещала Виктору найти ее детей – одного своего дядю, похороненного в 14-летнем возрасте вместе с лошадьми, Морозов уже нашел – среди лошадиных костей. Виктор помнит каждого солдата, которого поднял, и наизусть цитирует сохранившиеся записки красноармейцев. Похоже, война – личная трагедия Виктора, переживания он передает в стихах:

А в деревнях, как нас освободили, –

Об этом вспоминают старики, –

На лошадях телегами возили,

Но всех собрать погибших не могли.

Между тем в правительственной «Тверской жизни» семью Морозовых обозвали чуть ли не черными копателями. «Они называют себя поисковиками» – такой заголовок статьи Татьяны Смелковой, называющей себя журналистом. А вот глава Ржевского района Валерий Румянцев (очевидно, заказчик материала) в той же статье именуется «истинным патриотом Верхневолжья» – без каких-либо пояснений, чем он заслужил это звание. Впрочем, догадываемся: Валерий Румянцев произнес речь на торжественном открытии в деревне Хорошево памятника Сталину. Иосиф Виссарионович провел здесь ночь, и этот героический поступок должен быть увековечен.

А солдаты отдали свои жизни за Победу и больше 70 лет лежат непогребенные. Оскорбления в адрес отряда «Память», который нашел останки этих солдат и хочет выполнить волю родственников погибших, – это оскорбление памяти как таковой.

Дмитрий Кочетков

Нашли опечатку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: «Караван+Я»

Мы: ВКонтакте, Twitter, Facebook, Livejournal

Все новости из рубрики: Общество

    Чтобы быть в курсе последних событий подпишитесь на ВАЖНЫЕ новости

    Подписаться

    X