Реклама

Полистать газету «Караван+Я»

Полистать журнал «Бизнес территория»

Полоса препятствий. Реально ли передвигаться по Твери в инвалидной коляске

09.08.2017
Полоса препятствий. Реально ли передвигаться по Твери в инвалидной коляске

В Тверской области уже не первый год реализуют программу «Доступная среда» для людей с ограниченными возможностями. Но удалось ли создать в Твери комфортные условия для инвалидов? Недавно в одном из СМИ председатель общества инвалидов «Кристалл» Светлана Козлова, сама передвигающаяся в инвалидной коляске, ответила  на этот вопрос в том ключе, что сделано уже многое и многое предстоит делать. Учитывая, что Светлана Козлова наряду с Игорем Руденей и Олегом Балаяном возглавляет список «ЕР» на выборах, ее позитивный взгляд на проблему понятен. «Караван+Я» решил посмотреть на ситуацию с точки зрения рядового инвалида-колясочника и совместно с Андреем Увиковым, членом общества инвалидов «Кристалл», проверил Тверь на доступность.


Переход на ж/д вокзале за гранью добра и зла

Андрей уже более пяти лет пытается добиться обустройства подземного перехода железнодорожного вокзала в Твери. Сейчас человеку на инвалидной коляске просто не попасть на перрон вокзала без посторонней помощи. Причем там не предусмотрены специальные люди, которые помогают подняться или спуститься по крутым лестницам. Приходится просить охранников, и в большинстве случаев они идут навстречу. Но что делать, если они заняты?

– Согласно 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов» такие объекты должны быть адаптированы для нас, – рассказывает Андрей. – Есть даже решение суда, которое должно было быть исполнено до 31 мая 2017 года… Многие хотят съездить в Москву не только по делам, но и просто погулять, посетить какие-то мероприятия, ведь там среда намного доступнее. В июне я обращался на прямую линию с Владимиром Путиным, мой вопрос даже показали по Первому каналу, но и это не помогло. Мне кажется, что в Тверской области есть люди, которые способны повлиять на РЖД, чтобы дело сдвинулась с мертвой точки, но до сих пор этого почему-то не сделано. Все это обидно и сильно раздражает. Разговоры о том, что государству нужно просто показать на недостатки и все будет исправлено, – не более чем разговоры. Мы кричим о проблемах, а действий никаких.


Пандусы у школ и магазинов


Наша прогулка начинается с 43-й школы на улице Склизкова. Андрей показывает на крыльцо:

– Здесь нет даже намека на пандус. При этом судебное решение обязывает школу сделать его. Я люблю эту школу, учился здесь, а теперь тут учатся мои дети. Я хотел бы сотрудничать со школой, вести факультативные занятия по информатике и программированию, заодно своим примером воспитывать в детях толерантность к людям с инвалидностью. Пока это невозможно, так как нет подъемника. В прошлом году я приходил голосовать на этот избирательный участок,  друзья занесли меня на крыльцо,  я думал, дальше справлюсь сам, но оказалось, что нужно подниматься на второй этаж… В этом году голосование обещают проводить на первом этаже.

Мы идем от школы к администрации Московского района, где находится, между прочим, территориальный отдел соцзащиты. Движемся по улице Склизкова в сторону улицы Орджоникидзе.

– У нас постоянно говорят, что программу «Доступная среда» реализуют в Тверской области с 2011 года. Мне кажется, что за шесть лет все можно было довести до идеального состояния.

Первое время больших недостатков на тротуарах и переходах нет. Андрей по дороге рассказывает о магазинах:

– Как правило,  нормальные пандусы делают только федеральные сети: «Пятерочка», «Магнит» и т.д. Отлично обустраивают свои территории гипермаркеты. Меня удивляет, когда территории гипермаркетов приводят в пример хорошего обустройства среды для людей с ограниченными возможностями в городе, ведь это заслуга не местных властей, а руководителей магазинов, которые стараются соответствовать стандартам.

Андрей показывает на пятиэтажную хрущевку на ул. Склизкова:

– Раньше я жил в этом доме. Про проблему инвалидов выбраться из дома говорится везде, но «Доступная среда» не включает подъезды и придомовые территории. Если даже сумеешь выбраться из дома, что очень сложно, здесь невозможно перей-ти дорогу. И так почти около каждого подъезда. Но мы не будем заострять внимание на таких вещах, посмотрим просто важные маршруты и здания, которые обязательно должны быть обустроены. Например, несколько раз был в налоговой на Октябрьском проспекте – там есть подъемник, но оба раза он не работал. Мне сказали, что он сломан уже целый год. И отношение сотрудников удивило: никто не подошел, чтобы помочь. Охранник констатировал факт, что подъемник не работает. В итоге мне помогали люди, которые также пришли туда по своим делам. Мне надо было попасть на второй этаж, с трудом втиснули коляску в маленький лифт. На коляске, которая у меня сейчас, я бы туда не влез.

 

Бордюры на тротуаре и в конце перехода – настоящая западня


Мы доходим до очередного пешеходного перехода:

– Вот, это идеальный переход. Но самое интересное, что такие вещи обманчивы. Есть места в Твери, где все сделано хорошо. И ты едешь-едешь, думаешь, что и дальше так же, а потом тротуар резко заканчивается бордюром  20–30 сантиметров без намека на скосы. Приходится разворачиваться, возвращаться обратно и объезжать это место по дороге.

На этом слове у нас и возникает подобная ситуация. Самостоятельно Андрею не съехать – мне придется страховать. Андрей проводит краткий инструктаж: разворачивается спиной, а мне всего лишь нужно придерживать коляску, чтобы она не опрокинулась.

Впереди мы снова сталкиваемся с «недоступной средой» – я продолжаю идти по тротуару, а  Андрей едет по краю дороги. Выглядит это достаточно опасно: рядом проезжают машины. Дальше тротуар становится приемлемым для передвижения, но, оказывается, не все так просто:

– На самом деле здесь съезды тоже не идеальные. Я могу проехать на электроколяске, но на обычной не у каждого человека хватит сил в руках, так как наклон слишком высокий. Кстати, сейчас проходим мимо 27-й школы, здесь сделан замечательный пандус.


Доходим до пересечения ул. Склизкова и Орджоникидзе, где находится важный социальный объект – 6-я городская больница. Проблема видна невооруженным взглядом. С нашей стороны есть скат к пешеходному переходу, а на другой стороне улицы переход заканчивается 20–30-сантиметровым бордюром. Вполне может возникнуть ситуация, что человек доберется до противоположной стороны и ему придется возвращаться в потоке уже двинувшихся на зеленый машин.

– Согласитесь, выглядит абсурдно. Сам переход предлагает: «Съезжай», а там ждет такая западня.

 

Часто приходится передвигаться прямо по «встречке»

Поворачиваем на Орджоникидзе в сторону площади Гагарина.

– Недавно ехал от площади Терешковой до площади Гагарина. Сначала двигался по левой стороне, съезды там чудовищные. Обратно решил ехать по другой стороне. В одном месте чуть не упал – хорошо, что мужчина меня подхватил. Пришлось дальше ехать по дороге, причем по «встречке». Как раз тогда ездил в администрацию Московского района, но попал туда с трудом. Везде скосы либо крутые, либо 10–15 см от асфальта, а дальше начинается уклон. В самой администрации все сделано приемлемо.

– Я иногда думаю – может в городе есть просто другие, более важные проблемы, – размышляет Андрей. – Но, наблюдая, как раз за разом в Твери меняют остановки, прихожу к выводу, что лучше бы нашей проблемой занялись. Причем есть в России позитивные примеры. Например, недавно был в Анапе, у них все сделано практически идеально. Жители рассказывают, что это заслуга мэра. Он гулял по городу и, если замечал какие-то недостатки, вызывал к себе виновных «на ковер». Со временем чиновники стали сами замечать «косяки» на улицах и исправлять их, чтобы не получить «выговор». Анапа, конечно, туристический город, но и у нас в последнее время в Твери любят говорить про туризм. Для инвалидов в Твери не может быть туристических маршрутов – только туристические точки, куда можно привезти человека.


Пока мы идем, нам постоянно попадаются места, где можно съехать на электроколяске, а на ручной не удастся. В некоторых местах приходится снова страховать Андрея. Мне становится интересно: а в местах, где недавно делались дороги и тротуары, учитывают обустройство съездов?

– Был на круглом столе по этой теме, где говорили о том, что в местах, где проводится ремонт, все это учитывается, – объясняет Андрей. – Поэтому мы пойдем сейчас на площадь Гагарина, где ремонт проводился не так давно, а проблемы остались.  Все сделали условно, хотя есть четкие нормы, которые должны соблюдаться. Мы столько раз спрашивали, но ни разу не получили ответа на вопрос, кто должен принимать все эти объекты. Ощущение, что акты подписываются просто так. Может им просто не хватает кадров.

 

Низкопольный транспорт – большая редкость

Периодически продолжаю страховать коляску, это уже входит в привычку, становится не так страшно.

– Огромная проблема у нас с общественным транспортом. В городе мало низкопольного транспорта, хотя что-то и закупают. У меня в районе нет ни одного такого автобуса. Я передвигаюсь на такси, иногда подвозят друзья. Если в пределах 5 км, то я передвигаюсь на коляске. Есть в городе социальное такси, можно заказывать бесплатно два раза в месяц, но заявку нужно подавать за несколько дней, слишком много пассажиров.

После набережной реки Лазури (в сторону площади Гагарина) все становится совсем плохо. Наконец добираемся до площади Гагарина. У ТЦ «РИО» все сделано относительно нормально. Есть ряд «косяков», но, в общем,  особых проблем здесь не возникает. Переходы на площади Гагарина снова оказываются обманчивыми, со стороны «РИО» сделаны нормальные съезды, а на противоположной стороне человека снова ждет бордюрное препятствие.


– Здесь нужно проезжать по проезжей части, иначе никак, хоть и опасно – поясняет Андрей.

Я спрашиваю, есть ли в Твери какой-то консультант, который может давать советы по обустройству или контролировать объекты при проведении работ.

– Это уже развивается. Появились общественные советы, которые этим будут заниматься. Но грустно, что мы должны обозначать проблемы, чтобы они решались. Мы сейчас преодолели несколько крупных перекрестков, нигде до конца дело не доведено, сталкиваешься с проблемами. И это мы еще не придирались. В Питере активисты измеряют все буквально линейкой, до сантиметра. Плюс мы ехали только по центральным улицам, не заезжали на маленькие улочки и во дворы. Кстати, хочу отметить ДСК, они строят дома на Склизкова – там шикарно обустроена территория в самих домах и рядом с ними.


На обратном пути Андрей снова чуть не опрокидывается на том же подъеме, про который рассказывал раньше, где его за пару дней до этого подхватил мужчина… Мне тоже удается поймать коляску и кое-как затолкать ее по высокому бордюру.

***

Наша прогулка с Андреем по обычным улицам Твери показала, что в городе не все так хорошо с «Доступной средой». Уже стоя напротив администрации Московского района, я задумалась, что для Андрея тротуар – это настоящая полоса препятствий, которую ему приходится преодолевать каждый раз. Тем более, как он признался, в Твери нет ни одного идеального маршрута, везде свои проблемы.

Когда мы прощаемся, Андрей просит еще раз упомянуть ж/д вокзал, так как это самая главная проблема для всех инвалидов-колясочников.

Подготовила Екатерина Смирнова

Нашли опечатку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: «Караван+Я»

Мы: ВКонтакте, Twitter, Facebook, Livejournal

Все новости из рубрики: Общество

    Чтобы быть в курсе последних событий подпишитесь на ВАЖНЫЕ новости

    Подписаться

    X