Реклама

Полистать газету «Караван+Я»

Полистать журнал «Бизнес территория»

Геннадий Климов: «Весна всегда сменит зиму». 100-летие Октябрьской революции – время поговорить о том, как жить дальше

08.11.2017
Геннадий Климов: «Весна всегда сменит зиму». 100-летие Октябрьской революции – время поговорить о том, как жить дальше

Что готовит российской политике смена поколений, когда чисто советские люди будут вынуждены уступить место тем, кто родился уже после крушения «красной империи»? Об этом наша беседа с политологом и историком Геннадием Климовым.

 

Страх перед мороком Октября

– Только что мы отметили 100-летие Октябрьской революции. Еще лет 40 назад никто не думал, что этот юбилей пройдет так незаметно. Тогда повсеместно закладывались капсулы с посланиями потомкам, все думали, что нынешнее время будет совсем другим. Почему власть сегодня не заинтересована в том, чтобы акцентировать внимание на историческом юбилее?

– 7 ноября 2017 года – 100-летие чудовищного морока в России, когда власть захватили люди, лишенные всего человеческого, и стали истреблять лучшую часть нации. Пролился океан крови. Результатом стала техническая и культурная отсталость страны – и в итоге мировая война с жуткими жертвами. Такого ужасного периода не переживало ни одно государство, кроме, может быть, Камбоджи и отчасти Китая. Советский период нанес к тому же незаживающую травму коллективному бессознательному российского народа, приучив его к патологической жестокости и равнодушию, духовной и телесной нечистоплотности. И как неизбежное, периферийная наука и культура, уродливая архитектура, грязь на улицах и в домах, повсеместное доносительство и лицемерие, презрение к образованности и честности – это отражение состояния народного ума. За сто лет в России прошла глобальная отрицательная селекция людей.

Страх перед этим народным мороком так велик, что даже президент Путин и патриарх Кирилл боятся до сих пор этого зверя. Они так и не осмелились дать оценку происшедшего с нашим народом. При этом политика всего путинского периода сводилась лишь к одному – преодолению собственных фобий, предотвращению возможности повторения революции. Путин был зачарован мистикой числа 2017 года. И вот этот год настал. Революция не случилась и не могла случиться, если знать законы истории. И что дальше?

Надо понимать, что захват большевиками власти в Петербурге был объективно неизбежен. Это был завершающий этап разрушения сословного общества (мирового варнаизма), начатого еще французской революцией 1789 года. Российский царизм династии Романовых и синодальное православие к 1917 году окончательно изжили себя.

Сложность для Путина сегодня в том, что он не может опереться на политическую науку. В России ее просто нет. Здесь как класс отсутствуют гуманитарные науки, а те, что таковыми себя называют, являются по большей части мистификацией. Ученые, защищавшие диссертации по теме «Становление советской власти в Тверской области», выращивают учеников – и так поколение за поколением.

Путин не может опереться и на какую-либо религиозную доктрину. Все заметнее, что РПЦ упускает свой шанс после советского разгрома вернуться к истинному христианству. Несмотря на мнимое нарастание религиозной ортодоксии и культурной архаики, народ, представители власти, да и само духовенство по большей части остаются не только атеистическими, но и лишенными христианской морали.

У Путина нет опоры, поэтому помимо его воли в России возрождается сословное общество и новая форма православного сектантства, паразитирующего на государстве. Все это уже было и отвергнуто самим ходом времени. Надо Россию из архаики вернуть в современный мир. Возможно, эта миссия выпадет представителю уже нового поколения.

 

Поколенческие революции неизбежны

– Хочу поговорить о поколенческой составляющей политики. Ваше поколение, те, кто родился в годы послевоенного бэби-бума, долгое время были в тени могучего поколения фронтовиков. Чем все закончилось, мы знаем – чередой похорон генсеков, крахом нежизнеспособного Советского Союза, где вас, молодых инженеров, посылали на уборку свеклы, вместо того чтобы поручить, скажем, сконструировать свеклоуборочный комбайн. Вы сегодня видите схожие черты с тем временем?

– Поколенческие революции всегда происходят по одному сценарию. В конце 1980-х годов столкнулись поколение «победителей» и крайне многочисленное поколение «послевоенного бэби-бума». Молодежь больше не хотела песен про Ленина, про «юный Октябрь впереди». Совок – это мир тотального вранья и лицемерия. Мы же любили  «Битлз», а не Кобзона. Мы хотели, как наши сверстники в передовых странах, ездить по миру, а не перебирать гнилую капусту на овощебазах практически на правах заключенных. Мы верили в кибернетику и генетику и не верили в коммунизм. Мы внедряли на заводах высокие технологии и компьютеры. Мы даже бабок-коммунисток в бухгалтериях научили пользоваться калькуляторами вместо деревянных счетов. Поэтому наступила перестройка.

Уже представители нашего поколения наполнили магазины товарами, открыли границы, позволили нашим гражданам иметь автомобили и хорошие дома. Но главное, мы дали им право учиться и жить в дружелюбном мире, путешествовать, смотреть хорошие фильмы и читать хорошие книги.  Хотя далеко не все воспользовались новыми возможностями. Но это их ответственность. У всех был шанс. Новая трава всегда побеждает прошлогодний сухостой.

Сегодня мы вновь переживаем похожий момент. Головы нашего поколения все равно заражены советскими тараканами. Советская школа воспитывала ненависть ко всему, что за железным занавесом. Надо было, чтобы люди не задумывались, почему в СССР пустые прилавки в магазинах, а в капиталистическом мире – изобилие. Людям внушали страхи перед мифом о Западе, создавали иллюзии-страшилки о загранице. Сейчас эти комплексы опять стали активировать средствами госпропаганды. Надо как-то  объяснять, почему в нищей бывшей советской республике Эстонии даже в маленьких городах аквапарки, а в Финляндии средняя пенсия для людей преклонного возраста – 120 000 рублей, что в 10 раз больше, чем в нефтедобывающей России. Поэтому опять всплыла тема военно-патриотического воспитания. На малообразованные слои населения эта пропаганда действует, но передовая молодежь к ней совершенно равнодушна. Она законно задает вопрос: а почему наша родина все глубже погружается в трясину второсортности? Поэтому смена элит неизбежна, как неизбежна весна после зимы.

 

Собчак – преемник Путина?

– Сейчас именно послевоенное поколение, большое и энергичное, «задавило» политический потенциал следующих за ним. И Путин, и вечные кандидаты в президенты Зюганов, Явлинский, Жириновский – все оттуда. Среди сорокалетних и тридцатилетних крайне мало людей с опытом публичной политики, с пониманием, как функционирует политическая система. Понятно, что сейчас Путин вне конкуренции. Но будут выборы 2024 года, на которые он уже не сможет пойти. А политическая смена не готова. Вы один из немногих, кто без скепсиса воспринял выдвижение в президенты Ксении Собчак. Хотя в московских элитах среди ваших сверстников, видимо, таких людей больше. Я сужу по тому, что ее штаб возглавил Игорь Малашенко. Как вы думаете, почему? Какие надежды связывает поколение Путина с дочерью одного из самых ярких своих представителей Анатолия Собчака?

– При всех советских тараканах мы все же выросли на западной рок-музыке, успели поездить по миру, многие из нас достаточно успешные на мировом уровне в бизнесе, науке, культуре. Во многом наше поколение уже интегрировано с человечеством первого мира.

Думаю, у Путина тоже есть романтизм, желание остаться в истории как прогрессивный деятель, который, подобно Моисею, вывел свой народ из рабства. К тому же время идет. Конечно, если Путин захочет, то сможет править до самого конца, но не лучше ли посвятить оставшиеся годы более приятным и полезным занятиям? Но здесь таится много опасностей и для страны, и для самого Путина.

У нас еще витает в коллективном бессознательном традиция, доставшаяся от времени, когда наши предки бродили по лесам в звериных стаях, традиция, когда новый вождь убивает престарелого вождя. Это варварство давно преодолено на Западе, но до сих пор проявляет себя на Востоке. Традицию мирной передачи власти в России нужно еще закрепить. Помните, как долго Ельцин искал преемника, пока не нашел Путина, которому поверил, что он не начнет репрессий против него и его круга? Путин пообещал и выполнил свое обещание.

Но кому может довериться сам Путин? В его окружении таких нет. Ксения Собчак для него, пожалуй, лучший вариант преемника. Хоть она и отказывается от этого утверждения, но судя по всему, он ее крестный отец. И спас в свое время от ареста ее отца, губернатора Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, рискуя при этом своей карьерой. То есть с ней Путин может быть спокоен за свою безопасность.

Для страны неплохо бы начать все сначала, начать полную перезагрузку отношений с развитым миром. Слишком много накопилось ошибок и недоразумений. Если Собчак станет президентом, то это становится возможным. Это выгодно всем.

Мне нравится идея о новом президенте России Ксении Собчак. Во-первых, она красивее и моложе, чем Матвиенко, она более эффективный пиарщик, чем Шойгу. Да и в жизни она, судя по ее интервью, очень умный человек. При ней Россия точно перестанет воевать с соседями и начнет богатеть и умнеть.

Я о Ксении Собчак, как о хорошем варианте для России, услышал еще до ее заявления от российских бизнесменов в Европе. Здесь бизнес и политики с большим воодушевлением восприняли такую возможность, ибо это означает снятие санкций и продолжение интеграции России в первый развитый мир. Всем этого хочется.

Либеральная общественность после заявления Собчак у нас в соцсетях подняла хай, но уже через несколько месяцев к этому и массы начнут относиться серьезно.

 

Обновятся ли регионы?

– Спускаясь на региональный уровень, губернатор Руденя и те, кого сейчас назначают губернаторами, – представители нового поколения? С ними можно связывать надежды на развитие без революций и потрясений?

– Игорь Руденя, несомненно, относится к новому поколению технократов, прагматиков. Он, конечно, близок к Игорю Сечину, Сергею Чемезову, представляющим на российском политическом олимпе неформальную партию консерваторов, но это ничего не меняет. Есть объективные законы развития. Игорь Руденя сам по себе эффективный руководитель, у него очень быстрый ум, плюс большие лоббистские возможности. Единственной его проблемой является только то, что он в регионе одинок. Он никому не может доверять, даже своим заместителям.

Ему команда досталась от предыдущего «хозяина области» Андрея Шевелева, который три года экспертами назывался худшим губернатором России и команду подбирал под стать себе. У чиновников с Руденей несовпадение ареалов семиотических знаков, они просто не понимают друг друга. В этой команде более-менее говорит на современном и понятном губернатору языке, на котором общаются верхи в Москве, Александр Меньщиков, заместитель председателя правительства Тверской области, отвечающий за экономику.

Такое часто наблюдается в чиновничьих командах. Эту болезнь можно, конечно, вылечить, применяя современные подходы по формированию проектных хабов. Правда, не уверен, что это нужно Игорю Рудене. Скоро последует отставка Дмитрия Медведева, и истеблишмент ждет нового передела сфер влияния. Руденя вполне может рассчитывать на должность в федеральном правительстве.

– У нас есть молодые депутаты в ЗС и гордуме, главы районов. Но они принципиально несамостоятельны, движутся в фарватере тех, кто постарше (раньше это был наш депутат Госдумы Владимир Васильев, уехавший возглавить Республику Дагестан, теперь вообще неизвестно кто). Видите ли вы зачатки нового в местной политике?

– Бегать с портфелем за начальником – не значит делать политическую карьеру. Чтобы стать политиком, надо сделать ряд самостоятельных шагов.

В политике, как в природе, периодически происходят фазовые переходы, смена парадигм развития, поколенческие революции. В Тверской области начинают появляться политики нового поколения. Весна всегда сменит зиму. Каждый раз смена времен года будет слегка иначе, но все равно неизбежно. Приглядитесь, например, к Марине Беловой из Торжка. Она умна, энергична, обладает обширными связями в самых различных кругах. Марина не организует пикеты и митинги, а занимается нормальными конструктивными делами, например организацией Центра защиты материнства, отцовства и детства. Обратила на себя внимание ее борьба за снятие министра здравоохранения Тверской области Романа Курынина. В этой борьбе тайно участвовали многие, но Марина боролась открыто, без забрала.

Есть у нее проект для Торжка, который может оживить его экономику. Это зарплата людей, налоги в казну. Почему бы не использовать энергию таких людей для развития страны? Вовлекать их во власть – это самая прагматичная позиция.

Думаю, что Марина выдвинет свою кандидатуру на довыборах депутата Государственной думы от Тверской области, место которого освободилось после назначения Владимира Васильева губернатором Дагестана.

Так и будет происходить смена поколений. У Собчак, у Беловой больше шансов стать теми, кто в итоге возглавит страну, чем у того же Навального. Навальный зовет на баррикады, но что он потом будет делать с этой революционной массой? В стране уже возродился институт частной собственности, поэтому революционеры никому не нужны. Политики же типа Собчак и Беловой на баррикады не зовут, они призывают сделать уборку в нашем доме, жить, как все в развитом мире – в достатке и дружелюбии с соседями. Это очень перспективная политическая платформа.

Ксения Собчак как-то  хорошо высказалась в том смысле, что у нас все время учат родину любить, а может, еще бы и родина научилась любить своих граждан? И с этим трудно спорить.

Беседовала Мария Орлова

Нашли опечатку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: «Караван+Я»

Мы: ВКонтакте, Twitter, Facebook, Livejournal

Все новости из рубрики: Политика

    Чтобы быть в курсе последних событий подпишитесь на ВАЖНЫЕ новости

    Подписаться

    X